спорт

Татьяна Корсакова — о том, как худых девушек ненавидят в соцсетях

Даже у благих начинаний случаются «перегибы на местах». Так произошло и с бодипозитивом — обсуждать чужой лишний вес почему-то неприлично, но при этом нормально травить худеньких девушек. Модель и дизайнер Татьяна Корсакова советует не слушать хейтеров в инстаграме.

AD

«Куда ты растешь? Иди поешь! Не в коня корм!» - слышала я все свое детство. Сверстники считали меня гадким утенком: каждый день выговаривали, что я слишком высокая и слишком худая. Родня сокрушалась, что я никогда не выйду замуж, а бабушка откармливала сметаной с посылом «авось женихи появятся». В отчаянии в школу я надевала по несколько пар штанов, чтобы ноги не казались такими тонкими. Лет до пятнадцати сильно переживала, но потом вдруг начала замечать реакцию противоположного пола. И вовсе не ту, которую предрекали родственники и «подружки».

Сразу после школы я поехала по контракту работать моделью за границу. В Париже было много девушек такого же телосложения. Моя уверенность в себе крепла. Казус случился на кастингах в Милане – дизайнеры стали говорить, что у меня слишком большие грудь и попа и такие формы слишком сексуальны для демонстрации их одежды. Спасением стало параллельное появление на подиумах бразильянок вроде Жизель Бюндхен и Адрианы Лимы – я оказалась с ними на гребне модной, «фигуристой» волны.

Я давно задаюсь вопросом, почему обсуждать чужой лишний вес неприлично, но совершенно нормально сделать негативно окрашенное замечание худому человеку – что офлайн, что онлайн. Недавно в Лондоне вслед моей подруге незнакомцы стали выкрикивать неприятные комментарии о ее стройной фигуре. Не поверите, сколько худеньких девушек затравлено! Некоторые пишут мне в личных сообщениях в инстаграме, что боятся выйти из дома из-за постоянных насмешек. На смену бабушкам-сплетницам у подъезда пришли воинственные обладательницы смартфонов, о которых впору снимать очередной сезон «Черного зеркала». В сети каждый чувствует свою безнаказанность и смелость в раздаче оценок. Здесь можно писать все что угодно обо всех, и в силу человеческой природы многим бывает сложно остановиться. Недовольство собой можно за секунды «слить» на другого, почувствовав эфемерную власть и превосходство. Легко оправдать собственную лень и телесную распущенность тем, что другим якобы повезло. Гвалт цифрового самосуда вызывает буквально каждое звездное фото в купальнике или открытом платье.

Дизайнер Татьяна Корсакова в Сен-Тропе.

Идея бодипозитива в последнее время получила извращенное, крайне однобокое воплощение. Если у кого-то лишний вес, то не дай бог сделать этому человеку замечание! Прослывешь грубиянкой и невежей. Полненькие девушки в бикини появляются на обложках Sports Illustrated, подписывают контракты с модными брендами, в журналах для них выделяют отдельные рубрики, а армии поклонников стоят за них горой. При этом все знают, что лишний вес ведет ко многим хроническим заболеваниям, например диабету второго типа, проблемам с сердцем и так далее. И такой образ уж никак не должен считаться нормой. Тот же, кто от природы имеет метаболизм движка «феррари», получает ужасные обвинения в пропаганде анорексии. Индульгенции сегодня удостаиваются только те, у кого есть лишний вес, а худым обязательно припишут болезнь и будут подозревать во всех смертных грехах (употреблении слабительных, таблеток для похудения и тому подобного), иной раз даже называя ведьмами.

Вот один из последних примеров: сильно похудевшую Джиджи Хадид атаковали так неистово, что ей пришлось рассказать о своем аутоиммунном заболевании. Тех, у кого есть сомнения в адрес моей фигуры, – милости прошу взглянуть на фото, где мне семнадцать лет. По утрам я ходила на показах в Милане, а по вечерам ела пиццу. И я знаю немало девушек, которые, стремясь набрать вес, сажают себя на диету из джанк-фуда. Даже если бы я хотела тогда поправиться, у меня, как и у моей подруги, это не получилось бы. Ни тогда, ни сейчас.

Татьяна Корсакова на показе Valentin Yudashkin, 2000.

По заветам бодипозитива все должны любить и себя, и людей вокруг такими, какие они есть. Почему тогда реклама купальников с Эшли Грэм и ее мамой вызывает волну восторгов читательниц, а каждое шоу Victoria’s Secret открывает ящик Пандоры, из которого лезут самые нелепые обвинения в адрес моделей? Too skinny, «живой скелет», «анорексичка», «да у нее глисты» – вижу я комментарии под фотографиями моделей, да и под своими часто читаю такие же обвинения. Поверьте, за их стройными телами стоит не только генетика и быстрый метаболизм, но и титанический труд и сила воли, которая у них прокачана, как мышца. Так пусть они вас вдохновляют, а не пробуждают зависть и злобу!

Дома меня убеждали, что я слишком худая, на кастингах – что из-за женственных форм я не гожусь в модели. Сейчас, когда я кормлю вторую дочь грудью, слышу со всех сторон, что нормальная мать так выглядеть не может. Когда мои дети подрастут, я первым делом научу их уважать себя и внешность, которую им дала природа. Никогда не слушайте никого, вы не доллар, чтобы всем нравиться! Даже купаясь в море критики, я всегда любила свое тело. За годы сомнений осознала значение фразы «мое тело – мой храм». Любите и уважайте свое тело, будьте к нему внимательны. Выбирайте правильную пищу не ради стандартов красоты, а из уважения к себе и занимайтесь спортом. Примите себя, и тело вам будет благодарно. А тем, кто говорит «какая вы худая», просто отвечаю: «Не всем же быть такими идеальными, а главное – воспитанными!» Обычно на этом люди затихают. Реагировать на публичные оскорбления в сети можно двумя способами: воспитанно и сдержанно или не отвечая вовсе, пресекая порочный круг кибербуллинга. Не теряйте контроль и не кормите божка хейтерства своей энергией, отвечая невидимым врагам.

Татьяна Корсакова на показе La Perla, 2001.

Tatler

20.07.2018

Фото: Натали Арефьева; архив Tatler. Стиль: Александра Белоус. Прическа и макияж: Катарина Кочик.

AD

Читайте так же на tatler.ru