Ксения Чилингарова

Ксения Чилингарова — о том, как одеваться на арт-мероприятия

Завсегдатай перформансов и выставок путем проб и ошибок выяснила, как выглядеть своей в непростом мире галеристок и кураторов.

реклама
AD

Ксения Чилингарова

Это был заключительный день безумной Недели Высокой моды. Выражаясь театральным языком, идеальный финал. Главным аккордом прозвучал показ Valentino, последний для Марии Грации Кьюри, которая бросила напарника и ушла в Dior. Или нет, для меня главным был все-таки пятый Love Ball Натальи Водяновой в супер-арт-пространстве — Fondation Louis Vuitton по проекту Фрэнка Гери. Знакомые лица заполняли сложносочиненное помещение медленно, чтобы успеть разглядеть друг друга. Я не могла не заметить Каролину Шойфеле и Петру Немкову в бриллиантах Chopard, Дерека Бласберга в смокинге и изящную совладелицу сайта Moda Operandi Лорен Санто-Доминго. Ксения Собчак приехала со своей обожаемой Ульяной Сергеенко. Эдриен Броуди тоже пришел с русской девушкой — у него роман с моделью Ларой Лието, — и они мило беседовали с коллекционером Ингой Рубинштейн, с которой давно дружат. Обсуждали предстоящую афтепати во все еще горячем клубе L'Arc, тем более что Инга эту вечеринку и организовывала, для случая заказав у Вики Газинской скульптурное платье василькового цвета.

Меня охватил приступ патриотизма — большинство моих соотечественниц отдали предпочтение русским дизайнерам. Выглядели великолепно. Полина Киценко выгуливала нежно-голубое Yana, Яна Рудковская — Edem Couture своей протеже Алены Деминой. И как минимум три дамы были в платьях Юлии Яниной, не считая, конечно, самой Юлии с дочерью Дашей. Дашино платье, словно прозрачный холст, расписанный масляными красками, понравилось не только мне, но и Марку Джейкобсу, а он парень капризный. Во время перекура на улице он без лишних сантиментов, емко и четко сформулировал то, что мне так хотелось ей сказать: «Классное платье!» Я очень люблю эту манеру американцев без стеснения делать комплименты всему, что вызывает восторг, даже чужому творчеству. Увы, у меня на родине это не принято. Мама после каждого приема в Кремле на мои вопросы, что сказали про ее платье, отвечает: «Слава богу, ничего не сказали!»

В пальто и платье Marni на открытии арт-ярмарки Cosmoscow

В Loewe на выставке фотографа Себастьяна Сальгадо «Генезис» в усадьбе Муравьевых-Апостолов

С шампанским в руках гости кружили у современного искусства. Обсуждали осиную талию месяц назад родившей Водяновой, неожиданное появление трудной судьбы коллекционера Дмитрия Рыболовлева и вечно молодую Летицию Касту. Особой популярностью пользовался Канье Уэст. Он, как Остап Бендер, пришел во всем белом и в Yeezy. У меня возникло почти непреодолимое желание подойти и спросить: «Канье, где сапоги брал?» Этот драгоценный товар мгновенно сделался sold out, так что рэпер молодец в плане торговли фетишами. Но пробиться к товарищу было невозможно, с ним фотографировались не меньше, чем с выставленными лотами. Парящая в невесомости световая рыба Фрэнка Гери раз и навсегда покорила мое сердце. Еще из произведений искусства мне очень понравилась Джованна Батталья в белом брючном костюме с по-модному убранными в пучок волосами и Мирослава Дума в Valentino цвета свежей мяты. Но впечатление перебила явившаяся со свитой поклонников-друзей Пэрис Хилтон — от ее джазового золотого платья арабской марки LaBourjoisie у меня перед глазами поплыли радуги. За десять минут до того они у меня уже плыли при виде лота от Такаси Мураками, а пузырьки шампанского все только усугубили. Зато Водянова оделась предельно политкорректно — в знак уважения к принимающей территории она была в асимметричном Louis Vuitton из бразильской коллекции. Мы вежливо поздоровались издалека, и я решила, что это максимум, на который могу сегодня рассчитывать. Но Наташа сама подошла и неожиданно, в свойственной ей мягкой расслабленной манере, сделала комплимент моему платью. Сказала, что оно передает настроение бала и очень удачно сочетается со световой инсталляцией Даниэля Бюрена, естественно вписанной в архитектуру Гери.

Конечно, я готовилась и собиралась тщательнее обычного. Выбрала единственный в шкафу наряд в пол, который, на мой взгляд, был «про искусство». Но никак не могла предположить, что неизвестные авторы моего платья, датско-британский дуэт Trager Delaney, чей звездный час случился без их ведома, угадает настроение двух гениев нового мира, архитектора и художника-концептуалиста.

В платье Trager Delaney с Ксенией Таракановой

Много лет назад, читая глянец, я впервые столкнулась с понятием «дресс-код в мире искусства». Там писали в основном о синтезе арта с модой, дизайнерах и брендах, ассоциирующих себя с современным искусством. Меня же больше интересовала практическая сторона вопроса. Вы мне скажите, как одеваться на арт-мероприятия! Внятных ответов не было, и мое обучение проходило опытным путем. Благодаря подруге Кристине Краснянской я много путешествовала, мы ездили на ярмарки, выставки, биеннале. Там я совершала собственные ошибки и промахи. На первом своем «Арт-Базеле» узнала, что галеристы предпочитают Cеline, а коллекционеры — Chanel. Архитекторы носят все черное, а художники любят цвета. Итальянские дизайнеры интерьеров надевают Marni, а французские — Dries Van Noten.

В мире искусства существуют свои фрики и свои отличники, концентрация и тех и других на квадратный метр зашкаливает. Я помню, как после очередной выставки в ММОМА в очереди в гардероб ко мне прицепилась странного вида женщина с вопросом, художник я или еще студент. Получив на все отрицательный ответ, она повела глазами, махнула головой, как если бы на нее снизошло озарение, и изрекла: «Все ясно. Теперь понятно, почему вы так изуродовали себя одеждой. У вас совершенно нет чувства пропорции и цвета. Этот бежевый вас убивает!» У меня тоже были вопросы к ее гардеробу. Но я не ступила на скользкий путь оценочных суждений, где каждый чувствует себя стилистом. По моему опыту, самые суровые наши критики — это мы сами. До сих пор с ужасом вспоминаю кружевные лосины — в них я явилась в «Гараж» на открытие выставки Марка Ротко. И безумные каблуки, не побоюсь этого слова — «лабутены», на которых я собиралась бороздить просторы Венецианской биеннале. Уже после двух павильонов мне хотелось выкинуть их к чертям собачьим. Так родилось мое главное правило: никаких каблуков на выставках. Мне должно быть удобно ходить, долго стоять и разговаривать.

Были и кумиры, без этого нельзя. Сандра Недвецкая меня покорила своей удивительно тонкой манерой одеваться. Она часто выбирает нераскрученных дизайнеров, носит их с достоинством королевы и выглядит изысканно. Когда я первый раз увидела ее (тоже, кстати, на аукционе Love Ball, но в Москве), она была в Vika Gazinskaya по фигуре. Кстати, Вика — отличный пример того, как надо одеваться на арт-события. Всегда женственная и элегантная в своем платье или в винтажном, она умеет быть модной и уместной одновременно. Недавно в Париже мы вместе ходили в Парижскую оперу на премьеру балета Уильяма Форсайта. Сообразив, что я собираюсь как следует принарядиться, Вика вовремя меня остановила. Сказала, что в Париже все намного проще и демократичнее.

В топе Arctic Explorer и юбке Prada на выставке Урса Фишера «Маленький топор» в «Гараже»

В костюме Vika Gazinskaya в галерее Artwin

Еще мне, кстати, очень нравится Даша Жукова — она умеет без снобства носить самые дорогие бренды. На ней все естественно и потому в тему. Но сейчас моя любимая героиня арт-пространства — хозяйка агентства V Confession Ксения Тараканова с ее пристрастием к интеллектуальной моде и способностью всегда выглядеть адекватно ситуации. А если рассматривать моду как самостоятельное искусство, то нельзя не обратить внимание на Наташу Гольденберг с ее чувством цвета, которому может позавидовать художник. У нее получается носить что-то совершенно сумасшедшее элегантно и задорно. Это сложно, потому что если ты слишком стараешься одеться в духе «арт», то можешь нечаянно оказаться частью перформанса. Вымученный образ — всегда плохо, но если в пригласительном прописан дресс-код, невежливо его не соблюдать.

Часто ловлю себя на мысли, что на арт-мероприятия хочется особенно интенсивно наряжаться. Фантазировать, играть с гардеробом. У меня на этот случай имеется куча вещей, которые довольно сложно применить в других ситуациях. Кроме того, я часто практикую принцип color bloсking — сочетание локальных цветов в одном образе. Для кого-то оно слишком вычурно и нарочито, а для меня — способ коммуникации. Но прелесть в том, что все это делать не обязательно. Если после рабочего дня я не успеваю переодеться, для меня это не повод пропустить вернисаж. Не поверите, но в арт-сообществе люди очень толерантны, а стиль smart casual многими только приветствуется.

Арт вдохновляет меня каждый день, он диктует правила — и не только в выборе одежды. Самый умный совет по стилю я получила от своей преподавательницы истории искусств, она очень красиво сказала: «Архитектура развивает вкус, скульптура — эстетику, а живопись — восприятие цвета. Без этого современный человек просто голый».

В пальто Prada на спектакле «Лир» в «Электротеатре Станиславский»

Еще больше на tatler.ru
Ксения Чилингарова

12 мая 2017

реклама
AD
Подписаться

Читайте также

Ксения Чилингарова