Герои

Как Антон Черепенников превратил киберспорт в прибыльный и вполне реальный бизнес

Под мудрым руководством Алишера Усманова Антон Черепенников зарабатывает на киберспорте, который газета «Советский спорт» еще вчера не считала даже физкультурой.

AD

В трехэтажный особняк-новодел на Бауманской пускают только по отпечатку большого пальца. Сканером оборудована чуть ли не каждая дверь, особенно та, что ведет в кабинет с огромной плазмой. Там обитает Антон Черепенников – гендиректор сразу нескольких компаний в сфере IT и телекома. В том числе холдинга ESforce, большой киберспортивной организации – но на это в темных, как из игры Doom, помещениях нет ни намека. Единственный артефакт из мира компьютерных игр – фигурку синей многоногой и многорукой воительницы (она, кажется, из онлайн-стратегии League of Legends) – умопомрачительной красоты ассистентка Галя достает для меня из недр шкафа. И тут же прячет обратно со словами: «Вся геймерская красота у нас в другом здании, через дорогу».

В октябре 2015 года из холдинга USM серьезного человека Алишера Усманова прилетела весть, что сто миллионов долларов будут вложены в развитие киберспортивной организации Virtus.pro. Тогда это был клуб с несколькими командами по разным дисциплинам. (В киберспорте дисциплина – это игра.) Играли в CS:GO, реинкарнацию вечно популярной «контры», то есть Counter-Strike. В модификацию «Варкрафта» Dota 2 и другие шутеры и стратегии. Плюс популярные сайты и паблики с многотысячными аудиториями и даже несколько турниров. Активами руководил тридцатидвухлетний Антон Черепенников – в свободное от других своих бизнесов время. На деньги USM «Виртус.про» разросся до холдинга ESforce. Для русского киберспорта сто миллионов долларов – очень крупная сумма и первый такой случай. Глобалисты же инвестируют активно: в китайском гиганте Alibaba есть подразделение Alibaba Sports Group, Amazon почти за миллиард купил сервис онлайн-трансляций Twitch, где люди играют в прямом эфире и получают за это удовольствие пожертвования от сидящих в интернете зрителей.

Широким жестом Алишер Бурханович сделал российскому киберспорту «аутинг». Раньше два мира – тех, кто в онлайне играет в Dota 2 и Counter-Strike на деньги, и тех, кто даже слов таких не слышал, – не пересекались. Были редкие новости. Где‑то какой‑то футбольный клуб подписал контракт с командой по League of Legends. А тут вдруг бизнесмен, который уже не первый раз предвидит будущее, дает деньги на то, что нормальные люди спортом‑то не считают, – этот сигнал расслышали все без исключения. Черепенников попал на страницы «Коммерсанта», а слово «Дота» теперь не стесняется употреблять даже «Советский спорт».

С генпродюсером «Матч ТВ» Тиной Канделаки на открытии турнира Epicenter по Counter-Strike, 2016.

Антон свой в обоих мирах. Говорит на одном языке и с не играющими в игрушки инвесторами, и с геймерами. Темно-синие кроссовки Prada носит со смешной черно-оранжевой кепкой с логотипом Virtus.pro – медведем. Когда принимает людей из неигрового мира, сдержан и даже мрачен. Но улыбается, как мальчишка, когда показывает мне, девушке из «Татлера», видеоотчет с заряженного его подчиненными турнира по Dota 2.

В офлайне он Антон Черепенников, онлайн – sneg1. В киберспортивной тусовке о нем говорят: «Снег то, Снег это». «Сначала я, конечно же, был cherep, – смеется бизнесмен. – Было модно писать английскими буквами русские слова. А потом кто‑то прочитал это по‑русски и получилось "снегер". Я погуглил, обнаружил молдавского президента Мирчи Снегура. Ассоциация мне не понравилась. Сократил ник до sneg. Единичка появилась позже – как обещание себе стать первым. Пока я скорее "снег2". Мы примерно вторая по размаху киберспортивная организация в мире, но есть куда стремиться».

Не все, кто в тридцать с небольшим руководит несколькими компаниями, пришли из чиновничьих кланов. «Папа – инженер, мама – бухгалтер. После уроков я бегал в компьютерные клубы – широкополосного домашнего интернета тогда не было, мы играли в локальных сетях. Сначала просто, затем соревновались с другими клубами. Таких нас в Москве было два-три десятка человек». В начале двухтысячных Samsung почувствовал, что дело перспективное. В 2000‑м устроили первый чемпионат мира по компьютерным играм World Cyber Games: отборочные в шестидесяти двух странах, суперфинал в Сеуле. Совокупный призовой фонд – более ста пятидесяти тысяч долларов.

Россия на чемпионате 2002 года в командном зачете уступила только корейцам. Там была съемочная группа передачи «Намедни», и Леонид Парфенов на всю страну передал слова геймера uNkind’a: «Мама, я в Корее, я выиграл двадцать тысяч долларов, я чемпион мира!»

«Для нас, шестнадцатилетних, это было невероятное зрелище! – и Антон загорается, как будто ему снова шестнадцать. – Я начал мечтать повторить ЧМ в Москве».

Турниров становилось все больше. Черепенников играл на профессиональном уровне, но, как сам признается, лучшим не был. «Выступал в дисциплине Counter-Strike, занимал обычно третьи-четвертые места. В какой‑то момент захотел собрать команду – и собрал Team 1. Примерно в то же время создавался Virtus.pro – тогда они были моими заклятыми врагами». Параллельно он учился в Бауманском, на их лучшем факультете «Информатика и системы управления». «В двадцать я завязал с киберспортом. Классное было хобби, но если бы я уделял ему все свое время, возник бы закономерный вопрос: а что я буду делать в тридцать?»

Завязал – и через год открыл IT‑компанию. Потом вторую, третью. В начале 2010‑го столкнулся в кафе с капитаном команды Virtus.pro. Спросил, как дела. Оказалось, плохо: после кризиса спонсоры ушли, а игроки повзрослели и разбежались. «Тогда же на Украине появилась команда NaVi. Попала в Книгу рекордов Гиннесса, потому что выиграла все турниры по "Контр-Страйку" в 2011 году. Потом они собрали команду по Dota 2 и выиграли первый турнир International в США, заработав, представьте себе, миллион долларов. А у нас никого. И я сказал ему: "Давай возродим "Виртус.про"».

Вручение приза победителям турнира Epicenter по Dota 2, 2016.

К строительству киберспортивного бизнеса Черепенников подошел с опытом бизнесмена из реальности. Несколько лет на собственные деньги развивал сайты и паблики, привлекал спонсоров, работал с талантами. «Друзья надо мной хихикали, говорили: "Впустую тратишь время"». К десяти утра Антон шел на свою обычную работу, в шесть вечера возвращался домой, с семи до часу вел киберспортивные переговоры со всем миром. «Во всех странах СНГ индустрия росла примерно по одной схеме: геймеры становились капитанами команд, потом владельцами организаций. Такой междусобойчик. Какие юристы, какой HR? Есть транш от мецената – клуб живет, меценату надоело – начинается небытие. А я хотел, чтобы клуб вышел на самоокупаемость и жил вне зависимости от моих хотелок и амбиций».

В той жизни, что проходила с десяти до шести, Антон работал в том числе и с людьми из структур USM. Они заинтересовались и предложили сделать про киберспорт презентацию и показать акционерам. «Этот вопрос обсуждался недолго, меньше месяца, – сообщил "Татлеру" генеральный директор USM Advisors Иван Стрешинский. – Мы инвестируем в тренды и людей. Здесь оба случая. Киберспорт – это тренд, у него качественный контент, который охватывает интересующую нас аудиторию от двенадцати до тридцати. Антон глубоко в теме. У него глаза горят и руки чешутся».

Так междусобойчик превратился в миллионный бизнес. Сейчас под контролем ESforce почти весь киберспорт России и СНГ. Права на три известных на весь мир и титулованных клуба, онлайн-магазин символики, более десяти веб-сайтов и ста восьмидесяти популярных сообществ в соцсетях, две работающие и восемь строящихся студий, которые генерируют контент. А еще турниры, собственная ивент-компания и вполне реальный стадион для виртуальных спортсменов. В общем, целая индустрия.

У киберсостязаний огромная и очень лояльная аудитория. Например, за год все интернет-ресурсы ESforce посетило девяносто шесть миллионов человек. Трансляции с майского турнира Epicenter в «Крокусе» смотрели двадцать восемь миллионов. Неплохая слава для геймеров, которых люди несведущие называют задротами. Есть мнение, что на компьютере играют дети, которым лень учиться. Оно неверное – на турнире возраст что игроков, что зрителей был в районе двадцати–тридцати лет. Всем, кто готов слушать, Антон не устает объяснять, что киберспорт – это серьезно, почетно и даже полезно. «Профессиональный геймер сидит по восемь часов за компьютером. Так полмира сидит по восемь часов за компьютером, а некоторые и по двенадцать! И никто не говорит, что они больные. У нас люди не просто сидят, но еще и занимаются любимым делом. У лучших из лучших доход – больше миллиона евро в год».

Геймеры – вне политики. Почти во всех ведущих командах СНГ бок о бок сражаются ребята из России, с Украины, из Казахстана и Польши. Далеко не все игроки соответствуют образу «прыщавый подросток за монитором». В команде Virtus.pro по «Контр-Cтрайку» играют пять польских красавцев, меньше всего на свете похожих на задротов. У самого медийного – с ником pasha biceps (бицепсы и правда выдающиеся!) – на twitch.tv, где транслируются игры, 781 000 платных подписчиков. В интернете подсчитали, что шесть процентов от всего населения Польши – его фанаты. Бицепс женат, растит ребенка. Другим киберспортсменам с уверенными «кубиками» в инстаграм написывают девочки. Как промолчать, когда геймеры зарабатывают больше, чем папы этих девочек. Все лето они проводят в boot camps, где, как десантники, усиленно отжимаются. Ну и играют, конечно. Происходит все это то на Кипре, то в Биаррице.

«На команду приходится два фитнес-тренера, менеджер по питанию, тревел-менеджер. Штат не меньше, чем у какого-нибудь "Спартака". И он только растет, чтобы игроки фокусировались на тренировках. Люди ведь бьются за миллионы. Это реальный спорт и реальный бизнес».

На собственной свадьбе

А вы говорите «не спорт»... В своих личных твиттерах некоторые комментаторы с «Матч ТВ» исходят ядом. Черепенников категорически не согласен: «Игроки начинают утро с пробежки и турника. У нас в день иногда бывает по три матча, каждый – три часовые игры. Уровень концентрации при этом запредельный. Можете, если вам так проще, считать это синергией шахмат и настольного тенниса, только командной. Вот, скажем, Dota 2 – в ключевых битвах игроки встречаются пять на пять. Каждый должен помочь каждому и еще сделать контрдействие на действие соперника. В футболе один мяч, а тут десять человек, и у каждого по мячу. На них целый день смотрит многотысячный стадион. Нужна очень хорошая физическая и психологическая подготовка».

Кроме шуток, с июня 2016 года в России можно официально стать кандидатом в мастера спорта по «Контр-Страйку» или «Доте». Правда, придется сдать нормы ГТО – такой компромисс нашли киберспортсмены и Министерство, чтобы «компьютерный спорт» вошел в реестр. Уже есть соответствующая феде­рация и даже кафедра в Российском государственном университете физической культуры.

«Я считаю киберспорт социально полезным, – настаивает Антон. – Ко мне подошел парень. Он болел сахарным диабетом. Спросил меня: "Слушай, а я могу тут стать чемпионом?" И я ответил: "Можешь"».

В 2016 году мечта Черепенникова сбылась – Epic Esports Events, которая входит в ESforce, провела в Москве целых два чемпионата мира под названием Epicenter. На первом, по «Доте 2» в «Крокусе», презентовали эпическую экранизацию игры «Варкрафт», привезли даже режиссера. Второй – по CS:GO – осенью случился на «Ледовой арене ВТБ». За первый Антон с коллегами получили главный приз EuBea (European Best Event Awards – одна из самых престижных премий в ивент-индустрии) в номинации Live Entertainment. Второй чемпионат Черепенников открывал вместе с Тиной Канделаки. На «Матч ТВ» признали, что к той части аудитории, которая не смотрит футбол, нужен особый подход. Придется смотреть и транслировать то, что ей нравится. Под крышей ВТБ тогда семь тысяч человек в едином порыве кричали «Виртус.про!» и стучали по перилам надувными палочками с надписью Epicenter, которые заботливо выдавали на входе. На сцене – декорации в виде военной базы, как в игре. Начало операции показали на видео, потом актеры на сцене инсценировали захват базы. И все это с мощным звуком, светом и безумным драйвом. Две команды уселись в кабинки из пуленепробиваемого стекла, каждая весом в пять тонн, чтобы не слышать ни фанатов, ни комментаторов. Поединок транслировался на гигантский экран, комментаторы взахлеб объясняли происходящее. Победители (четверо датчан и норвежец из британской команды Team Dignitas) получили огромный кубок и двести пятьдесят тысяч долларов, обыграв в финале – кого бы вы думали? – Virtus.pro.

Антон Черепенников в офисе своего холдинга ESforce. Шерстяные пиджак и брюки, хлопковая рубашка, все Tom Ford.

Каток ВТБ строился все-таки для хоккея и фигурного катания, геймеры чувствовали себя там как в гостях. Но вот-вот откроется киберспортивная арена у «Тимирязевской». Пять тысяч квадратных метров. Больше пяти миллионов долларов. Черепенников очень ее ждет: «Там будет компьютерный клуб, база для тренировок, обустроенный под просмотры матчей ресторан с караоке на тысячу человек, где геймеры смогут собираться и общаться вживую. Сделаем виртуальный бар: человек наденет очки, увидит свою кружку пива и выберет декорации. Из "Звездных войн" или, там, "Властелина колец"».

Детям от первого брака – десятилетней Арине и шестилетнему Андрею – Антон играть, конечно, не запрещает. «Есть такое слово – "мера". А вообще все дело в воспитании. Любое увлечение может стать зависимостью, и детям нужно на собственном примере показать, где грань».

С девушками от недостатка времени знакомился на сайтах. «Зашел на love.mail.ru – тогда он по‑другому назывался. Посмотрел первую страницу. Там была функция "эсэмэской поднять свою анкету наверх". Подумал: "Вот дуры, зачем так делать?" Пролистал до двадцатой страницы, где уже перестали себя поднимать, увидел симпатичную девчонку. Через два месяца поженились. Прожили вместе десять лет. Но со мной, наверное, очень сложно – я работал по пятнадцать часов, весь в проектах и бизнесах. Это моя жизнь. А женщине нужно понимание. Мы развелись. Два с половиной года назад я – как оригинально! – опять зашел на сайт знакомств. Был тогда в Сиэтле на турнире International и грустил. На сайте встретил нынешнюю супругу Анну. Три недели общались по скайпу. А когда вернулся в Москву, встретились и с того дня живем вместе. Она не геймер, но мы нашли компромисс. Аня сопровождает меня на все турниры, по вечерам можем вместе поиграть. Смешно – даже собаку назвали Виртусом».

Кто кумир в бизнесе? Усманов, конечно. «Я попал куда надо. История Алишера Бурхановича впечатляет. Он начинал с нуля и всего добился сам. И, что бывает редко, со всеми сохранил хорошие отношения». В литературе Черепенников тоже нашел себе героя – Говарда Рорка из «Источника» Айн Рэнд. «Рорк – цельная личность, и это меня впечатлило. Его волновало только то, что он создает».

Независимые от ESforce порталы про киберспорт (такие, как ни странно, еще остались) ругаются. «Снег подмял весь киберспорт под себя и его погубит», – вопят там на форумах. «Да, меня обзывают монополистом. Дело в том, что я сторонник фокуса в бизнесе. Мне приходится все создавать не потому, что я хочу захватить мир, а потому, что качества, к которому мы стремимся, никто в регионе не делает. Чем крупнее становишься, тем больше недовольных».

С женой Анной на пляже в Лос-Анджелесе

С женой Анной в театре

Ксения Рябухина

09.01.2017

Фото: Слава Филиппов; архив tatler. стиль: Евгения Тарасова. груминг: Элла Васюшкина/the agent с использованием oribe и m.a.c. ассистент фотографа: Кирилл Пантелеев. продюсер: Яна Севастьянова

AD

Читайте так же на tatler.ru