Tatler сентябрь 2018

Места светской силы: куда все ходили десять лет назад и ходят до сих пор

Призрачно все, но в Москве есть несколько адресов, по которым светский человек ходил, ходит — и детям завещает.

реклама
AD

«World Class Романов»

В «Романов» не пускают детей – это многое объясняет. Вместо них в спорт-клубе напротив факультета искусств МГУ регулярно видят на эллипсе мультизадачного Владимира Мединского, который с недовольным лицом смотрит сериал «Молодой папа». И если вам по делу или для личных нужд хочется увидеть весь цвет питерского экономфорума в одном московском месте, то идете, конечно же, на спорт – в здание, где кроме тренажеров квартируют «Тройка Диалог», Bloomberg, Boeing, Sputnik Group Сергея Рябцова и товарищей. В «Романове» в этом смысле всегда было людно, а сейчас, на волне ЗОЖа, так просто столпотворение. Вот расправляют плечи оба Гарбера, отец и сын. Вот ювелир Анастасия Янбухтина ждет кого-то у лендмарка – женщины с веслом. Вот в мужской раздевалке натягивает трико Сергей Лазарев, метросексуалы опрыскивают себя «Молекулой», а бородатый тяжелоатлет Кирилл Сарычев ростом сто девяносто семь сантиметров ест свои тридцать котлет из пластикового контейнера. «Не перевелась тут еще крокодиловая обувь всех цветов радуги и красные носки в тон сумкам Supreme», – смеется сильно раскачавшийся в последнее время Петр Аксёнов. Большую часть мышечной массы ювелир нарастил на Смоленской, где у него тоже карта, а в «Романов» он ходит в основном с целью «встретить всех и поддержать продажи»: «Если не хочешь вечером пить, можно тех же клиенток встретить днем, в здоровой обстановке». В «Романов» важно красиво зайти, не снимая солнечных очков. Потому что везде уже демократия и расслабон, а тут все еще охрана и «майбахи». Ирина Кудрина и Рената Литвинова в пуховичках на общем фоне выглядят очень скромно. Невесты на такой яркий свет, понятное дело, летят сломя голову, им даже двести шестьдесят четыре тысячи рублей за карту не жалко. Но не в бассейн – там всего две дорожки. Остается тренажерный зал, где инструкторы уговаривают клиенток сойти с гиперэкстензии и сделать что-нибудь менее красивое. Никита – спец по мышцам, Сережа – по растяжке, Илья на коврике для йоги приводит в порядок больные спины. А девушки норовят упорхнуть, чтобы в махровом халате сесть в буфете и клевать салат рядом с тусовщиками старой гвардии из окружения Александра Соркина. Из-за соседнего стола доносится: «А помнишь, чувак, как мы в «Лете» с тобой?» – и сердце екает. Эти люди ушли, казалось бы, вместе с эпохой, и только «Романов» для них до сих пор место номер один.

«Семифреддо»

Публика не изменилась – все те же. Просто сами люди стали лучше. И выглядят сильно лучше», – продюсер Михаил Друян прекрасно чувствует, в чье логово водит своих клиентов. По московским меркам «Семифреддо» – старинное место, оно где-то добывает и правильно режет артишоки с 2003 года. До того у Игоря Витошинского в соседнем со Щукинским училищем доме был ресторан «Семирамис», где первые роли играла Татьяна Беркович, а сам Витошинский занимался в основном строительным бизнесом. Сложно представить, какого размера звезду флибустьера он зажег перед носом Нино Грациано, чтобы шеф бросил на Сицилии свой Il Mulinazzo с двумя звездами «Мишлена» на борту. Первый «Семифреддо», на Россолимо, был силен своей верандой, там сидели все – вообще без исключения. К десятилетию заведения была издана книжка с картинками, где пасту крутят на вилку с ложкой (sic!) люди вроде Тамаза Манашерова и Ваге Енгибаряна. 27 февраля 2015 года ресторан устроил проводы старого здания, на которых подарил друзьям книги и кружки Hermès. В тот же вечер был убит Борис Немцов, поэтому все крепко запомнили дату. «Семифреддо» в итоге переехал на улицу Тимура Фрунзе и расположился между офисами двух главных российских компаний – «Калашников» и «Яндекс». Открылся он днем рождения Марианны Сардаровой и решительно заявил о себе как о не просто крутом, но теперь еще и очень семейном месте. Тут не битком. Тут нет съема. Сюда не водят любовниц – остроумная Вика Шелягова называет такие точки «стопроцентным попаданием в жену». В четверг и пятницу за столами нет ни одного незнакомого лица: вот Валентина Матвиенко, вот Снежанна Георгиева с Артемом Зуевым, Юлия Визгалина с Камо Арутюняном, Ольга и Яков Панченко, Даша и Антон Златопольские. Террас уже две, но «все свои» садятся на той, что слева. И, как в старые добрые времена, заказывают рюмку водки в ведерке со льдом.

ЦУМ

По сравнению с тем, что было десять лет назад, здание сильно расширилось, и теперь московский grand magasin в полном объеме демонстрирует чудеса социально-демографической эквилибристики. С одной стороны, дарит любовь и развлекательную программу женщинам неограниченной платежеспособности. Привозит им на частные примерки живого Эли Сааба и накрывает клиентский ужин, чтобы барышни выгуляли перед маэстро свой кутюр. Вице-президент Mercury Алла Константиновна Вербер творит эту часть бизнеса душевно, по-семейному, активно задействуя свою квартиру на Тверском бульваре. Костяк семьи составляют Андрей Малахов, Филипп Киркоров, Ксения Сухинова, Катя Андреева и известный московский аниматор Виктория Шелягова, которая на прошлую Масленицу, пока Алла осуществляла байинг, в теремке у входа в ЦУМ согревала друзей чаем, водкой и блинами с икрой. На молодежь разной степени продвинутости «Центральный Универсальный Модный» бросил Наташу Гольденберг. Переезд корнера NG × TSUM с четвертого этажа на третий они с Натальей Туровниковой стилизовали неожиданно буржуазно – как первые парижские дефиле между стульев. Но настоящий стиль третьего этажа – привезти прогрессивного диджея Мию Моретти на презентацию коллаба «Волк оф шейм». Или издать на русском дико модный журнал SEPP, который возрождается раз в два года – к футбольному ЧМ и к Евро. Прийти в ЦУМ поиграть в пинг-понг – этого Москва десять лет назад не поняла бы. А теперь норм. Отборные дети пляшут под Федука на вечеринке Tatler Teen, родители счастливы, продажи в порядке. А что витрины на китайском, так это геополитическим ветром занесло. Как и tax free – большая лоббистская победа отечественных ретейлеров. В прошлом году магазин, который сто десять лет назад назывался «Мюр и Мерилиз», отмечал юбилей. Широко и привольно. Поставил у входа оранжевый пакет размером с несбывшийся во время оно у ГУМа чемодан. С помощью креативной команды Sleep No More устроил в подсобках квест на шестьсот человек. Тех, кто дошел до конца, Алла Константиновна мигом пристегивала к танцу-змейке под Бреговича. В таком ритме разножанровое комьюнити ЦУМа в диапазоне от Кристины Орбакайте до сына Инги Берман, модного юноши Марка, тратит деньги с равной степенью энтузиазма.

Большой театр

28 октября 2011 года грандиозным гала-концертом открылась после мучительной реконструкции, обошедшейся в 35,4 млрд руб. (впрочем, вместо запланированных 37), Основная сцена Большого театра – теперь именующая себя Исторической. Чудовищный провал первой же премьеры – оперы «Руслан и Людмила» в постановке Дмитрия Чернякова – и еще ряд обстоятельств довольно скоро заставили отказаться от почетной, но очень хлопотной должности гендиректора Анатолия Иксанова. Ему на смену из «Стасика» пришел гораздо более осторожный в поступках и высказываниях Владимир Урин: можно только представить, каких дипломатических усилий стоило ему оставить в репертуаре «Нуреева» (автор либретто, режиссер и сценограф – опальный Кирилл Серебренников), против которого возражал даже сам министр культуры. Но Большой – государство в государстве, подчиняется неписаным законам. И твердая позиция попечительского совета, состав которого условно можно назвать «все деньги России», оказалась важнее не слишком обоснованных обличений. Это событие, отмеченное банкетом в «Метрополе» под не вполне цензурные хиты группы «Ленинград», подводит важную черту. Из прибежища старушек с чаем в термосе, клаки и спекулянтов (нынешний генеральный ведет с ними масштабную борьбу) Большой превратился в важнейшее светское место столицы. Роман Абрамович, раздающий своим гостям газированную воду, последние три-четыре сезона так же неотменяем в буфете правого бенуара, как квадрига Аполлона над фронтоном. Или инстаграм-ревю парадно одетых дам, которое начинается до первого звонка и, увы, часто заканчивается после первого антракта.

МГИМО

Живи русский «Татлер» еще хоть четверть века, все в кузнице светских кадров будет так, исхода нет. Разве что окончил бюджетное отделение МП самый завидный жених десятилетия, студент-невидимка Илья Медведев. Девичья память однокурсниц не сохранила его лица, но бережет мемуар о том, как охрана трогательно занимала сыну премьера место в столовой. Оплакать можно было бы и уход на более чем заслуженный отдых одного из самых татлеровских факультетов, МИУ, вместе с его жовиальным деканом Робертом Енгибаряном, ценителем костюмов цвета озера Севан. Однако дело его живет – в руках юного и очень много обещающего декана новообретенного факультета управления и политики Тиграна Сардаряна с пробором Майкла Корлеоне. За последние десять лет учиться в МГИМО стало еще увлекательнее. За это надо благодарить кафедры «Роснефти» и «Ростеха», летние школы в Марбелье и Монако, а также Ангелину Дорошенкову: второкурсница МП, которая еще в смоленской школе была лауреатом Премии президента РФ, внезапно переквалифицировалась в европейскую порнозвезду Ally Breelsen, чем затмила даже хоррор о Рашке в исполнении студентки МЖ Элины Бажаевой, дочери президента группы «Альянс».

В остальном же на улице Лобачевского стабильность, как на материнской Смоленской площади у Сергея Викторовича. Историю русского права былинного профессора Исаева VIP-студенты по-прежнему рискуют просиживать в «Косте» (кофейня, правда, уже давно не «Коста», но популярный общепит принято называть как при Ксении Собчак). Студенты, которые не боятся даже русского права, не добираются и до «Косты» – всё так же оседают при входе с парковки у конференц-зала. Ресторан на этом святом месте теперь называется «Монте-Кристо». Он совсем уже оголтело работает с восьми утра вместо одиннадцати и гордится каре ягненка на гриле. Впрочем, им завтракают процента три от общего числа учащихся. Остальные по-прежнему покидают МГИМО с самым лучшим в городе знанием иностранных языков и багажом других, не менее ценных навыков, которые помогли людям вроде Владимира Потанина, Патоха Шодиева и Дмитрия Конова стать теми, кем они стали.

Но «Татлеру», как вы понимаете, интересны как раз те самые три процента. Так вот среди них за эти годы лишь выросла любовь к последним коллекциям Gucci и браслетам Cartier. Хотя если прийти в Yeezy, Triple S, Vêtements или на ином воговском спорте, с пары теперь не выгонят. Еще больший трепет у студенток вызывает старший преподаватель кафедры физического воспитания Андрей Львович Инсаров, потому что в 2018-м он внезапно оказался папой модного рэпера Федука. С династиями в МГИМО вообще все, как всегда, в порядке. Вслед за братом Юрием не спит над историей политических учений Чанышева Владимир Киселёв, сын основателя фонда «Федерация». Дочь отстраненного президента ФИДЕ Алина Илюмжинова грызет гранит учебника экономической теории под редакцией Чепурина. Еще один мгимовец во втором поколении, наследник совладельца «РЕСО-Гарантии» Сергей Саркисов-младший, свято чтит традиции и прибывает на пары на голубом Bentley.

Одним словом, меняются здесь только королевы красоты. И то лишь потому, что моментально выходят замуж (особенно убедительно это за последнее время получилось у сестер Бажаевых, дочери девелопера Марии Чигиринской и наследницы вице-президента Евроазиатского еврейского конгресса Анны Бен-Эл). На момент сдачи номера в печать еще не вышли замуж бронзовый призер чемпионата России по секвею, дочь подследственного главы Серпуховского района Александра Шестуна Мария, дочь заместителя гендиректора «Газпром энергохолдинга» Заурбека Джамбулатова Ева, а также украшения инстаграма – Стеша Маликова и Катя Зубрицкая.

Aldo Coppola

«Куда бы ни летала, в какие бы столицы красоты, ни на кого их не променяю. Ни разу меня не испортили», – человек традиции Стелла Аминова безальтернативно верна салону в Новинском пассаже. Да, освежающе дорого. Да, укладка и мейк по-быстрому теперь доступны в любом blow bar «на раёне». Да, Оксана Лаврентьева вырастила за это время цветущий светскими головами альтернативный «Белый сад». Да, обожаемый клиентками парикмахер Доменико Кастелло настриг за долгие годы в «Копполе» достаточно, чтобы свить свое гнездо на Кутузовском. Но, собираясь на день рождения к Елизавете Молчановой, мать шестерых детей Стелла все равно не хочет экспериментировать. Пойдет туда, где в соседних креслах сидят Оксана Максимова, Анна Макарова, Наталья Шкулёва, Алиса Хазанова. Сидят и вспоминают, что на заре цивилизации под сушуаром, кажется, можно было еще и курить. Здесь не задают глупых вопросов вроде «Каким шампунем вам помыть голову?». Колорист Миша Иванов читает мысли и делает идеальной прожарки, без глупостей, блонд. Гриша Макаров знает твои скулы как свои собственные и рисует макияж, который и без фейстьюна красиво отпечатывается в инстаграме. В VIP-кабинете можно надежно спрятать внутреннего социофоба – бывают дни, когда совсем не хочется сидеть в папильотках при всем честном народе. В этом смысле блоу-бары конвейерного типа «Новинскому» не ровня. Именно там тлеет уголек высокого московского гламура девяностых и двухтысячных – президент сети Мария Бротон-Худоян после закрытия легендарного салона в «Садко-Аркаде» бережно перенесла сюда этого демона огня и угара.

ГМИИ им. А. С. Пушкина

Ирина Александровна Антонова, возглавлявшая музей с 1961 года, очень любит классическую музыку. В 1981-м она вместе со Святославом Рихтером придумала «Декабрьские вечера», которыми и старалась ограничить светские посиделки в музее. Поймите пожилого человека правильно – зачем ей «Клуб 418», если В.В. Путин в 2011-м сам пришел к ней смотреть на макет грядущей реконструкции ГМИИ? Нет, она не сноб, ни в коем разе. Когда открывалась выставка «Новый свет. Три столетия американского искусства», Антонова со своей гениальной укладкой в семьдесят пять лет чудесно позировала на мотоцикле BMW за спиной у Джереми Айронса в байкерском наряде. Ее интерес к моде простирался от выставки Chanel в 2007-м до Dior в 2011-м. Все с приличествующей случаю светской явкой. Но у цветаевских колонн Ирина Александровна разрешала только выпить «моэта», и то умеренно, – друзья Dior Наталья Водянова, Ремчуковы, Спиваковы ушли ужинать в Дом Пашкова.

В 2013-м Ирина Антонова пересела в кресло президента музея, а директором стала Марина Лошак – куратор, основательница галереи «Роза Азора», некогда арт-директор московской Tatintsian Gallery. И началась совсем другая жизнь, с современным искусством среди старых полотен и щедрыми спонсорами вместо ниагары госбюджета. Замдиректором по экономике стала Мария Салина (жена татлеровского героя, сооснователя сети аптек «36,6» Сергея Кривошеева), с которой Лошак когда-то на пару затеяли галерею «Проун» на «Винзаводе». Подруги включили мощную светскую активность. Пускают к себе после закрытия и по понедельникам живо интересующиеся искусством женские коллективы, зовут гостей, сами ходят в гости. В прошлом июне посмотреть на полотна Тициана, Тинторетто, Веронезе по-домашнему в худи зашел патрон музея Лен Блаватник. В феврале на пятилетие «Клуба 418» к Надежде Оболенцевой, Ирине Кудриной и партнеру праздника Дмитрию Аксёнову слушать хор Курентзиса слетелся сонм несветских олигархов с Александром Светаковым во главе. Год назад мемориальная доска Ивана Цветаева встречала дорогих гостей на открытии выставки «Октябрь» Цая Гоцяна: Алексея и Дарью Ананьевых, китайского миллиардера Силаса Чу, Константина Эрнста и пул юных модниц вроде Александры Новиковой. Новым для музея гестменеджментом категории «тридцать минус» занялась бывший маркетинг-директор «Гаража» Марина Васильцова. В марте толерантность ГМИИ поднялась до критической отметки – когда Тимати на четырехлетие дочери Алисы устроил там детский квест и балет «Щелкунчик» с маленькой Алисой в роли Маши. Слепку Давида в Итальянском дворике хотелось прикрыться, но было нечем. Он, ветхозаветный человек, думал, что детские развлечения тут ограничены Клубом юного искусствоведа и занятиями у гениальной Ирины Владиславовны, мамы спикера МИД Марии Захаровой.

«Симачев»

В 2006-м дизайнер Симачёв с командой долго думали, какого формата заведение им открыть в Столешниковом. Китайская еда навынос? Шикарный ресторан? Друзья своими советами процессу очень мешали: «Вы с ума сошли, в эту часть Столешки никто не ходит!» Денис со своим партнером, директором объекта Shop & Bar Denis Simachёv Олей Самодумовой, закончили думать только в Лондоне, после показа на стадионе «Стэмфорд Бридж». На блошином рынке Портобелло собрали интерьер. Совладелец бара Вадим Аминов нашел на лодке повара – англичанку Натали Хорстинг. Она согласилась переехать в снятую для нее на Патриках квартиру только вместе с новым бойфрендом из Новой Зеландии – Натаном Дэллмором. Денис очень хотел выкрасить фасад в черный, главный архитектор Москвы настаивал на чем-нибудь пастельном. Пока мальчики спорили, Самодумова предложила временную меру – пленку под хохлому. Хохлома до сих пор с нами, потому что пленку клеили с большой любовью. И пицца с лососем все так же хороша, ее придумали влюбленные друг в друга люди. И не важно, что Натан и Натали давно уехали, воспитывают сейчас дочь в тихом Цюрихе. В 2013-м бар закрывался на три месяца, но все наладилось, потому что любовь побеждает зло. Двенадцать лет на люстре в форме стеклянного сталактита висят и влюбляются в жизнь решительно все. Включая Стеллу Аминову, которая последние года три делает это в компании своей племянницы Лизы, дебютантки Бала «Татлера». Гости столицы к ним с удовольствием присоединяются: в дыму танцпола нам не мерещились и Дита фон Тиз, и Брайан Ферри, и сын Мика Джаггера Джимми.

Еще больше на tatler.ru
Tatler

09 сентября 2018

реклама
AD
Подписаться

Читайте также

Tatler сентябрь 2018 Tatler 10 лет в России