«Мое от меня не уйдет. Я в это верю»: Юлия Пересильд

Актриса нарасхват, мама двух дочерей, попечитель фонда «Галчонок» и посланница Rado. Tatler расспросил Юлию, как она все успевает, и получил честный ответ – «никак».

реклама
AD

Актриса нарасхват, мама двух дочерей, попечитель фонда «Галчонок» и посланница Rado, 33-летняя Юлия Пересильд только что представила две премьеры: спектакль «Солнечная линия» по пьесе Ивана Вырыпаева и фильм ужасов «Конверт» режиссера Владимира Маркова. Tatler расспросил Юлию, как она все успевает, и получил честный ответ – «никак». Но время Пересильд определенно тратит не напрасно.

Почему «Солнечная линия» — особенный спектакль?

Очень важно, что эта пьеса написана Ваней Вырыпаевым. Я с большой нежностью и уважением отношусь к его драматургическому таланту. Во время первой читки я не знала ни Рыжакова (Виктор Рыжаков, режиссер спектакля и худрук центра имени Вс. Мейерхольда, – прим. редактора), ни Бурковского (Андрей Бурковский, актер. В спектакле Юлия и Андрей играют супругов, которые никак не могут понять друг друга. — прим. редактора). Виктор Анатольевич сам прочитал текст, надо сказать, он абсолютно гениально это делает. Мы и хохотали, и плакали. Дальше вопросов не возникало, хотелось побыстрее начать репетировать. Это, наверное, самый тяжелый выпуск спектакля в моей жизни. Потому что при всей гениальности текста, он оказался совсем не таким простым, как мне думалось. Это какой-то новый вид театра для меня. Театр слова, в котором не нужно играть, как мы привыкли. Артисты всегда хотят привнести, напридумывать что-то свое, но это такой умный и самодостаточный текст, который нужно разыграть и, что называется, не испортить.

Впервые с вашим участием выходит хоррор («Конверт»). У вас сезон экспериментов?

Это интересный и новый опыт для меня. «Конверт» – скорее психологический триллер. Во время съемок мы часто обсуждали: как сыграть сцену, чтобы сохранить напряжение. Ты думаешь не только о том, как бы хорошо сыграть, а как удержать зрителя в напряжении. Приходится актерские амбиции направлять так, чтобы они работали на сюжет.

А в жизне бывают мистические сюжеты?

Я верю в знаки. Можно сначала и не понять, к чему они. Но когда что-то происходит, ты думаешь: «Я же это чувствовал!». Еще у Николая Васильевича Гоголя есть фраза «твое от тебя не уйдет». Так, когда я получила сценарий фильма «Конверт», я уже не могла сниматься, у меня были спектакли. Я прочитала сценарий, и он мне ужасно понравился. Я чувствовала, что мне хочется это сыграть. И вдруг проходит день, у меня отменяются почти все гастроли.

Бывают и более глобальные вещи. На четвертом курсе ГИТИСа все студенты ходили показываться по театрам. Я сидела с девчонками в гримерке и говорила: «А я не хочу, просто не-хо-чу!». Они мне, – «Тогда поедешь обратно в Псков». «Может и поеду, — отвечала я. Мечтаю поработать с такими режиссерами как Серебренников, с актерами, такими как Миронов». Спустя время сижу я в своей комнате, ем чипсы, смотрю «Изображая жертву» в седьмой раз, потихоньку собираю вещи в Псков, потому что общага скоро закрывается. И тут мне звонят: «Простите, а вы не могли бы сегодня встретиться с Кириллом Серебренниковым?». Я подумала, что это мои однокурсники пошутили, говорю: «Вы что издеваетесь?». Мне рассказывают, что я в «Фигаро». Спрашиваю: «А кто Фигаро?». Оказывается, Евгений Миронов. До сих пор я очень аккуратно отношусь ко всем предложениям, боюсь потерять себя.

Rado, кажется, это единственный бренд с которым вы согласились сотрудничать, почему?

Я ездила в Швейцарию, познакомилась с этими людьми и поняла, что они абсолютнейшие фанаты своего дела. Мне нравится, что это простые, не пафосные часы – у них гораздо больше внутри, чем снаружи. Их минималистичный дизайн мне импонирует.

На Юлии — часы Rado HyperChrome Diamonds из плазменной высокотехнологичной керамики с бриллиантами.

Какие у вас отношения со временем?

Это самое дорогое, что у меня есть. (И, кстати, Rado – мой самый дорогой аксессуар). Когда меня спрашивают: «Ты мне можешь подарить полчаса?», я думаю: «Я могу подарить тебе все что угодно, но время – его попросту нет». Я очень щепетильно отношусь ко времени. Стараюсь не опаздывать, потому что человек тратит на меня драгоценное время. В идеальной картине мира хочется все успевать, чтобы когда ты вечером ложился спать, ты понимал, что в этот день сделал все от тебя зависящее, не потратил ни минуты даром.

Как вы расставляете приоритеты?

В первую очередь, это дети. Я их вожу в школу, стараюсь участвовать в их жизни. Когда премьера, то это главный приоритет. Благотворительность приносит мне очень большую радость — ощущение, что ты кому-то помог. Когда перед фестивалем «Галафест» к тебе подходит мама и рассказывает, что ее ребенок ждет этого фестиваля больше чем Нового года — «Потому что там мы особенные, а здесь мы как все». Хочется плакать и понимаешь, что все это не зря.

А как же личная жизнь? Моя личная жизнь превратилась в личную жизнь детей. Если я в Москве, то всегда найдутся дела поважнее. Скучная Европа – вот правильное место для личной жизни.

Оставляете себе какие-то маленькие радости?

Не могу отказаться от торта на ночь.

Какой ваш любимый?

«Медовик».

Есть ли у вас любимая пословица про время?

Самая банальная: «Делу время, потехе час». В моем случае дело и потеха – одно и то же, поэтому «делу время, потехе сутки». Как и всем москвичам, мне хочется чтобы в сутках было 25 часов.

На что бы вы потратили этот лишний час?

Разделила бы по 15 минут на все, на что обычно времени совсем не остается: 15 минут на спорт, 15 – написать что-то хорошее друзьям, еще 15 минут – поговорить с кем-то, кто далеко, кого редко видишь, и лишние 15 минут я бы читала сказки своим детям.

На Юлии — часы Rado True Blaze из высокотехнологичной плазменной керамики.

Еще больше на tatler.ru
Tatler

04 декабря 2017

реклама
AD
Подписаться

Читайте также