Никита Троценко

Никита Троценко — о том, как увлекся кино и поступил в Школу искусств Тиша

Сын шестидесятого форбса России Романа Троценко и основательницы «Винзавода» Софьи Троценко рассказал, как прошел на прогрессивное отделение кино Школы искусств Тиша Нью-Йоркского университета, выпустившись из очень традиционного Marlborough College.

реклама
AD

Я прошел пятилетнюю образовательную программу в «спецшколе» – так Google Maps охарактеризовал Marlborough College. Не могу сказать, что в Marlborough College я отличался незаурядными академическими способностями. Скорее наоборот – я всячески противостоял образовательному процессу и жил по собственной программе. Мои интересы начали категорически расходиться с интересами сверстников примерно полтора года назад. Тогда мы с папой (Роман Троценко, председатель совета директоров «АЕОН Корпорейшн», шестидесятый русский форбс. – Прим. «Татлера») поехали в Нью-Йорк, чтобы подготовить меня к экзамену ACT, это американский вариант британского A Level.

Первое впечатление от Нью-Йорка было крайне негативным: толпы агрессивных бездомных, море карьеристок, одетых в стиле femme fatale, миллионы азиатских туристов и горы, горы мусора. А я привык к сельской местности, широким пустым дорогам, овцам, а не машинам. Но папа устроил мне судьбоносную встречу с моим будущим наставником и близким другом Матом. В его офисе всегда была творческая тусовка – он словно магнит притягивал к себе преуспевающих деятелей самых разных сфер. Математику мне стал преподавать режиссер авторского кино Дэниел Полинер, одна из короткометражек которого была куплена каналом Sundance TV. Литературой со мной занимался Уилл Чанселлор, автор романа-бестселлера A Brave Man Seven Storeys Tall. По вечерам в маленьком офисе Мата собирались его друзья из мира театра, которые репетировали свои постановки.

Творческий процесс, который окружал меня со всех сторон по девять часов в день, опьянил, и я решил во что бы то ни стало быть к нему причастным. С самого детства я любил рассказывать истории, искать способы самовыражения. Мне всегда нравилось авторское кино, но я никогда не понимал, почему его смотрит так мало людей. «Сталкера» и «Андрея Рублёва» я первый раз посмотрел в возрасте семи лет, много раз пересматривал «Ассу», «Курьера», «Возвращение» Звягинцева.

Лет в шесть взял в руки папину видеокамеру и начал снимать все подряд. На восьмилетие родители купили мне первую камеру, Sony DCR. Я влюбился: у нее был большой экран, на котором можно было пересматривать отснятый материал. А еще – порт для подсоединения к телевизору. Я мог сразу выводить изображение на большой экран! В общем, раздумывая после занятий с Матом о том, чем я хотел бы заниматься, я почувствовал, что хочу снимать кино. Окончательно я это осознал во время участия в иммерсивном шоу Sleep No More. Тогда я поймал себя на мысли: как же здорово было бы запечатлеть происходящее на шестнадцатимиллиметровую пленку!

Никита Троценко

В начале прошлого года я начал подготовку к ACT. Самым сложным было чтение. Читал я не так быстро, как хотелось бы, и до начала подготовки в среднем набирал двадцать баллов из тридцати шести возможных. Учителя в школе говорили, что это фиаско и мне не стоит рассматривать американские вузы. Тут пригодилась моя упертость. В сентябре я получил двадцать девять баллов и подал документы на отделение Film & Television в нью-йоркскую Школу искусств Тиша и на три лучших режиссерских курса на Западном побережье. Например, в UCLA – на шестнадцать тысяч мест в нем претендовали сто пятьдесят тысяч абитуриентов (для иностранцев при этом было отведено всего две тысячи мест).

Большую роль при поступлении в школу Тиша сыграло мое портфолио. В нем было несколько крупных портретов, над которыми я работал в школе, а также короткометражный фильм, который я снял летом и смонтировал вместе со студией Tritona на «Винзаводе» (мама Никиты Софья Троценко – основательница этого центра современного искусства. – Прим. «Татлера»).

Думаю, фильм стал главной причиной, по которой меня взяли в New York University. Без ложной скромности скажу: для дебютного кино он получился хорошим. Конечно, как любой начинающий режиссер и сценарист, я наделал немало ошибок, которые пришлось маскировать на постпродакшене. Но мне очень повезло с командой и оператором, поэтому к визуальной составляющей фильма ни у меня, ни, видимо, у приемной комиссии вопросов нет.

Еще больше на tatler.ru
Tatler

05 сентября 2018

реклама
AD
Подписаться

Читайте также

Никита Троценко Tatler сентябрь 2018 Лучшие школы мира 2018