Владимир Путин

«Президент Владимир Путин» и «Утрата доверия»: главы из новой книги Юрия Лужкова

Бывший мэр Москвы написал мемуары столь же колоритные, как и он сам. Лужков наконец рассказал о причинах своей отставки: в 2010-м в администрации президента Дмитрия Медведева их градоначальнику не сообщили.

реклама
AD

Юрий Лужков на Международном фестивале пива в Москве, 2001

Бывший мэр Москвы написал мемуары столь же колоритные, как и он сам. Книга «Москва и жизнь» вышла в издательстве «Эксмо» и ценна в первую очередь тем, что Лужков наконец рассказал о причинах своей отставки: в 2010-м в администрации президента Дмитрия Медведева их градоначальнику не сообщили. Как известно, дорогой Юрий Михайлович если за чем и лезет в карман, то точно не за словом. Так что рассказ занял триста пятьдесят две страницы. 81-летний автор лично представит свой труд в понедельник 27 ноября в Московском Доме книги на Арбате и, уверены, вспомнит еще много чего, не вместившегося в прокрустово ложе одного тома. Свободе слова способствует и то, что пресс-секретарь президента Дмитрий Песков от рецензирования книги устранился: после прошлогоднего юбилея с субботником в Коломенском, высшей точкой которого стало вручение четвертого ордена «****За заслуги перед Отечеством****»****, Лужков — снова почетный пенсионер российского значения.

К счастью, в «Москву и жизнь», как и в жизнь самого Лужкова, вместился не только президент Медведев. По-прежнему крепкий хозяйственник тщательно напоминает тем читателям, кто вдруг забыл, что за восемнадцать лет в Москве во главе с ним случились не только Петр I, «Военторг» и Черкизовский рынок (Тельмана Исмаилова, чей заочный арест совпал с выходом мемуаров, Лужков в книге, кстати, не только журит, но и хвалит, как и положено мудрому отцу города). Лужков по праву гордится тем, что сумел в рекордные сроки восстановить храм Христа Спасителя, протянуть руку помощи первым кооператорам, снести тысячи ветхих хрущевок без протестов, и многим другим. Мы все эти заслуги и не забывали, так что публикуем все-таки главу об утрате Юрием Михайловичем доверия одного президента и заслуженных наградах от****другого.

Американская актриса и певица Лайза Миннелли с мэром Москвы Юрием Лужковым во время посещения Московской мэрии, 1994 год, Москва

«Президент Владимир Путин»

Первым в ночь после выборов мне позвонил и поздравил премьер Владимир Путин, который в травле меня не участвовал. Я его поддержал на выборах, и 26 марта 2000 года к власти пришел второй президент России.

За три дня до президентских выборов Путин впервые приехал в мэрию, где я ему представил команду. После чего мы сели в машины и три часа совершали субботний объезд. Проехали по Третьему транспортному кольцу, спустились на новую станцию метро, заехали в Ясенево в новый Ледовый дворец.

Расставаясь, президент пошутил: «Не создавая культ личности Юрия Михайловича, построенное следует отнести к очевидным достижениям, и многое можно назвать поистине памятниками городскому руководству».

Вторая встреча произошла на День города в 2001 году, тогда газеты процитировали его высказывание: «Москве всегда везло на Юриев, начиная с Юрия Долгорукого».

Присутствовал Путин на приеме, устроенном мэрией по случаю нового 2004 года. И там продолжил начатую линию воздавать должное Москве: «Такого напряженного ритма, в каком работает Москва, не знает ни один город России. Москва не оставляет шансов не поражать нас тем, что происходит в столице. Она действительно поражает динамизмом, показывает пример всей стране, как надо развиваться в современных условиях. Это пример эффективного управления таким сложным мегаполисом, каким является Москва».

Побывал президент на приеме по случаю нового 2007 года. И тогда нашел не затертые слова: «Москва не только визитная карточка России, город с блеском куполов, особой архитектурой и благоустроенным жильем. Это еще и образ хозяйствования, образец внимания к людям и решению их насущных проблем».

Наступившим летом Путин приехал в Куркино, не только чтобы увидеть особую «школу здоровья» и экспериментальный жилой район, где все в зелени, плотность застройки в два раза ниже обычной, без типовых домов, и у каждой семьи нет проблем с гаражами.

Перед встречей с ним я заявил о желании сменить род деятельности после пятнадцати лет руководства городом. Срок моих полномочий истекал. С пулом журналистов президент прибыл, чтобы решить — продлевать их или нет. Путин не спешил сообщить о том, что все ждали. Как бывший заместитель главы правительства Санкт-Петербурга, он знал проблемы города и мог сравнивать результаты, они явно были в пользу Москвы.

— Вы знаете, — признался Путин, – сказать, что мне понравилось, мало. Мне очень понравилось то, что я увидел здесь. Это не хуже, чем в ведущих мировых мегаполисах, а по многим показателям лучше, это решение проблем социального развития. Едешь, глаза радуются. Да, и что особенно важно: это не для каких-то групп, это для рядовых граждан».

В его решении я не сомневался, и оно состоялось в таких выражениях: «Я бы не стал настаивать на том, чтобы он продолжал выполнять обязанности мэра, если бы, еще раз подчеркну это, не результаты того, что мы видим в Москве. Это правда».

В тот раз голосовали за мэра Москвы не избиратели, а депутаты Московской городской думы.

После выборов Путин приехал в мэрию на церемонию вступления в должность. И, выступая, признал, что в случае всеобщих выборов я бы стал мэром, потому что успехи мегаполиса очевидны: «Москва стала не только самым крупным, но самым процветающим городом». Налицо, по его словам, десятипроцентный рост экономики в течение последних лет, удвоение валового внутреннего продукта, лидерство в жилищном строительстве и решении социальных проблем.

После церемонии неожиданно для всех Путин, пребывавший в приподнятом настроении, подошел к трибуне, попросил «два слова не для протокола» и рассказал анекдот, услышав на инаугурации, что меня сравнили с дирижером оркестра: «И я хотел по этому поводу рассказать историю. Один дирижер репетировал с оркестром, и ему не нравилась игра музыкантов. Он прекратил работу и сказал: "Вы и вы..." — "А можно и я?" — протянул руку один из музыкантов. "Да, и вы тоже, — согласился дирижер. — Вон отсюда, чтобы я вас больше не видел". Подобные сцены должны быть скорее исключением для руководства Москвы, но если есть такая необходимость, то почему бы и нет?»

Третий раз в том году Путин выступил на празднике Дня города и напомнил слова Константина Аксакова, что Москва внесла в сознание народа мысль «о всей русской земле и нераздельном государстве Российском в ответ на междоусобицы и раздробленность».

От памятника Юрию Долгорукому мы поехали с ним, чтобы увидеть Большой дворец и весь ансамбль, воссозданный в Царицыне. Путин знал, что требовали «оставить руины как они есть», мол, они сами по себе памятники. Поддержал мое желание воссоздать заброшенную резиденцию и поразился увиденным: дворцами, мостами, воротами, гротами, парком и прудами, заполненными народом. То была последняя наша поездка по Москве. Его каденция заканчивалась.

В 2007 году я передал ректору Московского университета символический ключ от Фундаментальной библиотеки и новых зданий факультетов. За год впервые родилось 100 тысяч детей. Прибавилось сто детских садов и свыше 5 миллионов квадратных метров жилья.

Для чего я привожу высокие оценки со стороны президента правительства Москвы? Для того, чтобы доказать простую мысль: его преемник, невзирая на достижения города, объявив об «отрешении от должности», одним росчерком пера их перечеркнул.

Владимир Путин и Юрий Лужков во время посещения экспериментального района Куркино, 2007

«Утрата доверия»

Как ни странно, в демократической России моя отставка происходила по давнему известному сценарию, который разыгрывался при советской власти. Чтобы убрать выпавшего из обоймы вождя, публиковалась в органе ЦК партии газете «Правда» или в «Известиях» Верховного Совета СССР статья с «партийной критикой», после чего следовала отставка. Так поступили с Молотовым и отправили бывшего премьера и министра иностранных дел СССР послом в Монголию.

При Горбачеве после статьи о недостатках в строительстве Москвы лишился членства в Политбюро и кабинета первого секретаря МГК КПСС Виктор Васильевич Гришин.

Такого рода публикации не раз мне пришлось пережить, начиная со злосчастной статьи «Падает снег», случившейся всего два года спустя после вхождения в должность мэра Москвы. За ней последовала травля в дни Петра, предвыборной борьбы в 1999 году и так далее.

Что пора уходить, мне ясно дали понять, когда накануне 9 Мая, Дня Победы, в 2010 году по телевидению показали колоннаду Большого театра, увешанную портретами Сталина. Та компьютерная картинка Сталина с Большим театром стала в один ряд с картинкой Петра с ногами Колумба.

Провокация накануне Дня Победы — на совести телевидения и политических разводчиков. Они хорошо знали: никакого подобного решения правительства Москвы о портретах Сталина на Большом театре нет и быть не может. Но выполнили заказ — путем обмана, дискредитации Лужкова унизили его в глазах общественного мнения, я бы сказал, хамским и некрасивым способом.

У меня нет никаких иллюзий относительно Сталина и сталинизма. Муж сестры отца сидел в лагере и много мне рассказывал об ужасах сталинских лагерей.

Чем вызвал я недовольство президента Медведева? Тем, что публично вопреки ему заявил: глав регионов должен выбирать народ, а не депутаты местных собраний. После чего Медведев посоветовал несогласным с ним подавать в отставку. Что я и сделал. Но он ее не принял.

Последняя капля ненависти, которая вылилась в мое «отрешение» от власти, связана с историей «Ленинградки» за пределами Москвы, не связанной с решениями нашего правительства. В «Российской газете» по просьбе редакции я написал в статье, что можно спорить и дальше протестовать защитникам Химкинского леса, но мой подход состоит в том, что проложенный магистральный путь нужно завершать. Химкинский лес не следовало рубить, а дорогу вводить в город где-то у Новой Риги, там больше пространства, меньше лесов. Но раз дорогу государство спроектировало, построило, и если Химкинский лес вырублен на 80 процентов и путь проложен, то останавливать работу, платить невероятные штрафы фирмам за понесенные убытки не стоит.

Меня вызывали в Администрацию президента и не скрыли, что готовится указ «по недоверию», предлагали подать заявление об уходе по собственному желанию. И тогда «уйду спокойно». Дали время подумать и, чтобы быстрее соображал, по центральным каналам показали фальшивки, документальные телефильмы «Дело в кепке» и «Москва, которую мы потеряли».

Такие картины готовятся не один день и не месяц. Задача убрать меня стояла давно. Все увидели по ТВ так называемый Черкизон, огромный и безобразный Черкизовский рынок, принадлежавший Тельману Исмаилову. Мое отношение к этому рынку Тельман хорошо знал. Я бы никогда не разрешил его организацию.

Черкизон появился не на муниципальной территории, на федеральной земле, переданной Институту физкультуры, конечно, не под торговлю.

Я неоднократно протестовал против того, что там творилось. Но меня посылали подальше и отвечали: «Мы сами разберемся». Тот рынок представлял собою очень выгодное вложение минимальных средств при максимальной прибыли. В существовании Черкизона были кровно заинтересованы многие, начиная от руководства института, кончая силовыми структурами, хорошо осведомленными о творившихся там безобразиях, рабском труде эмигрантов и всех прочих криминальных делах.

Тельмана я несколько раз предупреждал. У меня с ним сложились хорошие отношения, говорил ему, что на первом этапе, когда пришлось открывать рынки везде, Черкизон терпели в безвыходном положении. Рынок заполнял Лужники, даже на Тверской у исполкома Моссовета торговали с рук, Гайдар предлагал установить памятник коробейнику как спасителю отечества.

Говорил Тельману: «Этот этап безумного торжища с крысами и мусором быстро пройдет. — Убеждал: — Построй современный торговый центр, и ты обеспечишь себе в Москве будущее». Я сожалею, что так все с ним вышло.

Тельман Исмаилов при всем при том, о чем замалчивали, очень помог многим театрам, деятелям культуры. Они без его средств не выжили бы, поэтому на праздниках в его доме блистали самые яркие звезды театра, кино, эстрады, что показали по телевидению.

В основу картин лег составленный Борисом Немцовым и бывшим заместителем министра энергетики Владимиром Миловым доклад «Лужков. Итоги», за год до выхода картин опубликованный в виде книги с таким же названием. Не исключено, что издание инициировалось Администрацией президента.

Чем объяснить, что в числе авторов оказался Борис Немцов, давно ушедший из правительства России, особа, одно время приближенная к президенту Ельцину, видевшему в нем своего преемника?

То была месть мне. Когда Немцов назначался первым замом премьера, он предложил, чтобы население в течение одного года перешло на полностью оплачиваемые жилищно-коммунальные услуги. У нас тогда произошел с ним очень серьезный конфликт. Я выступил против такого решения, имея серьезные доказательства. Показал, что население страны в том положении, в каком оно оказалось, абсолютно неспособно оплачивать услуги при таком скоростном переходе. С советских времен оплачивалось всего 15 процентов стоимости ЖКХ, остальные расходы покрывались государством.

Я выступил на заседании, которое вел Ельцин, и доказал, что предложение Немцова абсолютно необоснованно, это еще один революционный способ решения проблемы. Способно полностью оплачивать жилье всего 15 процентов населения, а остальные 85 процентов этого сделать бы не смогли. И если мы перейдем на такую систему, то получим безумное количество неплатежей. С ними ни власть, ни народ не справятся.

Второй конфликт произошел, когда Немцов баллотировался на выборах мэра в славном южном городе на Черном море, где случилась зимняя Олимпиада. Он выдвинул свою кандидатуру на пост мэра Сочи. Он родился и жил в этом городе. Закончилась та кампания тем, что я поддержал его соперника. Приезжал в Сочи, встречался с избирателями, выступал на митингах. Мой кандидат выиграл, а Немцов, несмотря на то что молодой, очень красивый и яркий, с треском проиграл. Его все избиратели знали в лицо по выступлениям на телевидении, когда он выступал как вице-премьер. Такая вот история.

Он мне отомстил.

Еще больше на tatler.ru
Tatler

24 ноября 2017

реклама
AD
Подписаться

Читайте также

Владимир Путин книги Юрий Лужков