Культура

Почему вам обязательно нужно посмотреть «Фаворитку» Йоргоса Лантимоса

После «Лобстера» и «Убийства священного оленя» греческий режиссер снял ленту, которая разбивает сразу несколько стереотипов — о киногероинях в эпоху #MeTоо, исторических драмах и матриархате. Почему это одна из самых интересных картин сезона — объясняет неравнодушный к кино и моде автор телеграм-канала superficial space cadet Яна Лукина.

реклама
AD

Англия, монарший двор. Действующая фаворитка и ее потенциальная, свежеприбывшая замена сражаются за внимание королевы. В ход идут старые добрые интриги, показная доброта и даже — очень по-английски! — чай. То, что звучит как очередная раздутая прессой история о противостоянии герцогинь Кембриджской и Сассекской, на деле — новая, но уже успевшая громко заявить о себе лента грека Йоргоса Лантимоса, славного своим специфическим, мрачным чувством юмора.

События «Фаворитки» разворачиваются в 1708 году. У Британии — очередное военное противостояние с Францией, та самая война за испанское наследство, поразившая Европу в начале восемнадцатого столетия. Военные успехи герцога Мальборо требуют серьезных инвестиций, и потому острейшим образом стоит вопрос налогообложения: удваивать ставку или все-таки побояться народного гнева? Королеве Анне (Оливия Колман, которая вот-вот сменит Клэр Фой в «Короне»), правда, до всего этого дела нет: у нее подагра, семнадцать кроликов на иждивении — по одному на каждого умершего ребенка — и ярко выраженный инфантилизм. А потому делами государственной важности рулит супруга все того же Мальборо, харизматичная Сара Черчилль (роль чуть было не отошла Кейт Уинслет, но в итоге досталась Рэйчел Вайс), которую связывают с Анной во всех смыслах близкие отношения. И, насколько уязвимой кажется королева, с трудом перемещающаяся на своих двоих, настолько же непобедимой ощущает себя ее дражайшая подруга. Правда, виться веревочке осталось недолго: совсем скоро во дворец прибудет кузина Сары, юная, излучающая наивность Эбигейл (обычно блистающая в куда более жизнерадостном кино Эмма Стоун), и расстановка сил начнет меняться — что в будуаре, что в парламенте.

В отличие от Елизаветы или Виктории, королеву Анну кинематографисты вспоминают не так уж и часто. Не то чтобы ее жизни недоставало драматизма — отнюдь, его-то как раз было за глаза. К серьезным недугам (среди вероятных диагнозов, которые называют современные эксперты, — системная красная волчанка и антифосфолипидный синдром) и не менее серьезным семейным распрям (Анна не боролась за престол, однако именно он в итоге рассорил ее и с отцом, и с сестрой) примыкали регулярно разбивавшиеся мечты монархини о материнстве. Только по официальным свидетельствам она перенесла на протяжении шестнадцати лет семь выкидышей, пять раз дети появлялись на свет мертвыми, двое умерли, едва успев родиться, а жизнь дочерей-погодок унесла бушевавшая в то время оспа. Единственный перешагнувший порог младенчества сын, Уильям, скончался через неделю после своего одиннадцатилетия, подведя черту под многочисленными попытками оставить наследника — не только для себя, но и для королевства, — и царствованием Стюартов. При этом само правление Анны мрачным не назовешь. Напротив, при ней наблюдались политический, экономический и даже литературный рост, случилось объединение Англии и Шотландии в Великобританию.

Объяснить экранное «пренебрежение» несложно: несмотря на богатую биографию, Анна не слишком хорошо вписывается в отработанный Голливудом и европейскими аналогами стереотип, требующий от королевы быть либо железной кнопкой, скачущей верхом на лошади впереди своего войска (Елизавета I, Изабелла I), либо прехорошенькой жертвой собственных страстей, погрязшей в интригах и интрижках (Мария-Антуанетта, Мария Стюарт). Анну же не отнесешь ни к первой категории, ни ко второй. Не была она и мученицей вроде некоронованной королевы Джейн Грей, продержавшейся на престоле девять дней. Болезненная и «постоянно беременная», такая королева до недавних пор не виделась центральной фигурой.

Благо времена меняются. А может быть, их меняют, рассказывая истории вроде «Фаворитки». Ей, кстати, понадобилось около двадцати лет, чтобы добраться до большого экрана. Дебора Дэвис набросала черновик еще в 1998-м — после того, как, с положенным историку любопытством, изучила взаимоотношения Анны и Сары по источникам, включавшим мемуары самой леди Мальборо. И хотя романтическая связь между монархиней и ее конфиденткой — скорее смелое предположение, а то и вовсе чистый вымысел, суть отношений Дэвис описала вполне себе достоверно: энергичная и проницательная, герцогиня Мальборо всецело доминировала над не получившей должного образования, изможденной болезнями и родами, явно не тяготеющей к политическим играм королевой и лишний раз не рассыпалась перед той в любезностях. Напротив, Сара славилась своей чрезмерной прямолинейностью, граничащей с грубостью, и до поры до времени эта черта восторгала и пленяла восседающую на троне подругу.

Совпадение или нет, но финансирование проект получил в 2013-м — как раз в это время в поп-культуру потоком хлынули идеи феминистического характера: с мертвой точки наконец-то сдвинулась «Чудо-женщина», было решено снимать «женский» ремейк «Охотников за привидениями», Бейонсе увековечила в музыке слова «Мы все должны быть феминистками» нигерийской писательницы Чимаманды Нгози Адичи. А спустя три-четыре года случатся проигрыш Хиллари Клинтон в президентской гонке (ответом на него станут женские марши по всей Америке), «харвигейт», кампания #MeToo и движение Time’s Up, которые лишь уверят продюсеров в мысли, что нужно снимать как можно больше фильмов про женщин. Правда, и побочный эффект не заставит себя ждать: на смену девам в беде придут их полные противоположности — дерзкие крутышки, со всей присущей им яростью повергающие патриархат, обычно выраженный на экране парой-тройкой очень плохих парней. Да, позитивный аспект у таких перемен, безусловно, тоже имеется, но в целом этот новый стереотип лишь немногим лучше старого.

Что же касается «Фаворитки», то она, пусть и не избежала клейма «фильма эпохи #MeToo», на типичного представителя «жанра» тянет даже меньше, чем на стереотипную костюмную драму. Лантимос не врал, когда говорил, что снимал кино в первую очередь про людей; а они бывают разными — наивными и коварными, уступчивыми и напирающими, восхитительными и ужасающими. Не вынуждая героинь усиленно доказывать, что они «ни в чем не уступают мужчинам» (все еще ключевой элемент многих картин о женщинах у власти), и вместо этого позволяя им демонстрировать во всей красе свои темные стороны и несовершенства, режиссер представляет зрителям сразу три сложных, нетривиальных характера, глядя на которых так и хочется сказать: «Да здравствует матриархат!» — с иронией или без.

Фильм «Фаворитка» будет показан на фестивале «Недели Оскара» в кинотеатре «Москва» при поддержке Tatler. Подробнее о фестивале вы можете прочитать здесь.

Еще больше на tatler.ru
Яна Лукина

19 января 2019

реклама
AD
Подписаться

Читайте также

Культура Кино Оскар