психология

Психолог Марина Мелия: Как сделать ребенку замечание и улучшить отношения

Колумнист Tatler пошагово рассказывает, как критиковать ребенка так, чтобы не получить негативной обратной связи.

AD

Я увлекаюсь психологией, читаю книги, слежу за публикациями в прессе, во многом благодаря этому наши отношения с четырнадцатилетней дочерью стали гораздо лучше. Но мне по-прежнему многое в ее поведении не нравится. Как повлиять на дочь исподволь, высказать то, что раздражает, и не нарваться на конфликт?

Кристина, Москва

Нас многое не устраивает в наших детях – поведение, поступки, привычки, манера общаться, отношение к учебе, к людям, событиям, одежда, прическа, друзья. Нам хочется высказать претензию, хочется, чтобы нас услышали, поняли, согласились с нами и что-то поменялось бы в лучшую сторону. Но, как правило, все кончается быстро и предсказуемо – мы даже не успеваем договорить…

Как дети реагируют на замечания? По-разному. Есть те, кто воспринимает наши замечания как руководство к действию, пересматривает свое поведение, начинает что-то менять. Но много и других, менее приятных для нас вариантов. Так, одни отвечают агрессией – по принципу «лучшая защита – это нападение», другие «переводом стрелок» – претензией на претензию. Третьи уходят в глухую оборону и просто пропускают мимо ушей то, что мы им говорим, или уводят разговор в сторону – от сути претензии.

Нас это возмущает. Но ведь дети берут пример с нас. А в нашей культуре претензии воспринимаются как повод для обиды, негатив, «наезд», начало конфликта, поэтому вместо того чтобы высказаться прямо и недвусмысленно, мы то надуваем щеки, то демонстративно хлопаем дверью, то перестаем разговаривать с ребенком или общаемся подчеркнуто холодно. Одним словом, на что-то намекаем, даем понять, что нам что-то не нравится, но что именно – догадайся сам. Мы копим и копим недовольство, а если все же решаемся предъявить претензию, то делаем это так неумело и неуклюже, что зачастую все заканчивается «взрывом». Если мы откладываем неприятный разговор, то, как правило, он происходит спонтанно, когда накипело и больше нет сил терпеть.

Кадр из фильма «Талли»

В такие моменты нам не до «этикета», мы высказываем все претензии к «провинившемуся» разом, все, что думаем о нем самом, о его характере и намерениях. Мы оцениваем ребенка комплексно, тотально, «по всем статьям», не разделяя личность и конкретный проступок. Вместо конкретики и конструктива мы только «выпускаем пар» и ни на сантиметр не приближаемся к решению проблемы.

А можно ли высказать претензию, «оформить» свое замечание так, чтобы добиться нужного результата и при этом не только не испортить, а улучшить наши отношения с ребенком? Можно. Для этого надо соблюсти семь правил негативной обратной связи.

Не конфликтовать по пустякам. Есть родители, готовые взорваться по любому поводу и отчаянно, с пеной у рта отстаивать свою правоту. Но стоит ли цепляться к пустякам? Когда в один котел летят угрозы, касающиеся, например, успеваемости, замечания по поводу цвета волос и дырявых джинсов, тогда все становится в один ряд, и невозможно отделить зерна от плевел, важное от второстепенного. Единого принципа, на что можно закрыть глаза, а чего ни в коем случае спускать нельзя – нет и быть не может, здесь каждый решает сам, но идти на конфронтацию стоит только в действительно важных вопросах. Надо продумать это заранее, тогда второстепенные вещи отпадут сами собой, а высказано будет лишь самое главное.

Не переходить на личности. Если ребенок проштрафился, не стоит говорить, что он ничего не соображает, не умеет, неадекватен, что у него дурацкий характер. «Во сколько ты вчера должен был прийти? Ты не держишь слова, ты пустой, безответственный болтун». Наши слова должны быть связаны с конкретным поступком, с действием, а не с оценкой его личности. Важно говорить лаконично и по существу, ничего не преувеличивая, но и не преуменьшая: «Ты вчера обещал вернуться домой в 10 вечера, а пришел уже заполночь».

Кадр из фильма «Талли»

Не требовать невозможного. Нас часто раздражает в ребенке то, что он в принципе не может изменить. Скажем, сын очень застенчив. Нам обидно, что он теряется на фоне более активных детей, и мы начинаем дергать его, «взбадривать», подначивать своими замечаниями в надежде, что это его «заведет». Или требуем быть «впереди на лихом коне» в тех сферах, где он явно слаб, где явно не тянет. Зачем, например, отчитывать сына за неудачное стихотворение ко дню рождения папы, если он не способен писать стихи? Ребенок должен понимать, чего мы от него хотим, чего добиваемся: «Убирай свои кроссовки на место», «Прежде чем брать мои вещи, спрашивай разрешения». «Раз договорились – выполни или скажи, почему не можешь».

Не ссылаться на чужой авторитет. Многие родители, боясь испортить отношения с ребенком, пытаются высказать претензию «опосредованно»: «Петин папа считает, что ты повел себя неправильно…» Говорить надо от себя, высказывать собственное мнение, используя местоимение «я» – так мы показываем, что это не кто-нибудь, а именно мы недовольны: «Да, я злюсь, потому что беспокоюсь за тебя».

Не обобщать и не домысливать за ребенка. У нашего недовольства есть конкретная причина, о ней и надо говорить. «Мы дали тебе денег и попросили после школы зайти в аптеку, чтобы купить бабушке лекарства. Но ты до аптеки так и не дошел. Небось болтался с приятелями. А на здоровье бабушки тебе наплевать!» Обобщая («А на здоровье бабушки тебе наплевать!») или домысливая («болтался с приятелями»), мы, по сути, пытаемся доказать, что наш ребенок плохой, и этим только подогреваем конфликт. А вот если бы мы сказали: «Несмотря на мою просьбу, ты не купил лекарства», – это была бы констатация факта, который нелепо оспаривать.

Кадр из фильма «Талли»

Не откладывать разговор. Неприятный разговор лучше провести «по горячим следам». Не стоит тянуть время, надо реагировать на раздражающий фактор сразу же. Когда мы говорим дочери-подростку: «На прошлой неделе ты взяла мою блузку, испачкала и бросила», мы выглядим злопамятными. Она уже не помнит об этом. Прежде чем говорить, нужно убедиться, что ребенок готов нас выслушать. К примеру, он спешит на тренировку, а мы его останавливаем и начинаем воспитывать. Ничего, кроме раздражения и желания отмахнуться, это не вызовет.

Не отчитывать при свидетелях. Надо выбирать не только время для разговора, но и место, где никто не помешает, – негативную обратную связь лучше давать наедине, без свидетелей. Важно, чтобы разговор был личным – мы говорим от себя то, что мы думаем и чувствуем, и именно ему, нашему ребенку: «Ты не позвонил, я волновалась».

Претензия – вещь, несомненно, полезная, надо только знать, как с ней обращаться. Если мы сумеем правильно выстроить разговор с ребенком, конфронтация не перерастет в конфликт. Напротив, это будет продуктивное общение, цель которого – общими усилиями изменить ситуацию к лучшему. Но самим фактом разговора мы даем ребенку понять, что нам не все равно, что мы «заинтересованная сторона». Такая «позитивная» конфронтация только укрепит наши отношения.

Марина Мелия – мама троих детей, профессор психологии, коуч-консультант первых лиц российского бизнеса, автор книг «Бизнес – это психология», «Главный секрет первого года жизни» и «Наши бедные/богатые дети». В свое время, работая над школьным приложением к «Татлеру», мы всей редакцией зачитывались ее «Детьми» – потому что многие описанные там проблемы до боли знакомы нашим героям и читателям. Теперь Марина – наш колумнист по непростому воспитательному вопросу. Раз в две недели она будет отвечать на ваши письма – их можно отправлять на адрес web@tatler.ru.

Марина Мелия

05.12.2018

Фото: Архив пресс-служб

AD

Читайте так же на tatler.ru