Колонки

Взрыв на макаронной фабрике: Игорь Цуканов о выставке поп-арта в Кельне

Ретроспектива Джеймса Розенквиста, одного из «могучей кучки» американских художников поп-арта, в музее Людвига.

AD

ЛОНДОНСКИЙ КОЛЛЕКЦИОНЕР. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ TSUKANOV FAMILY FOUNDATION, КОТОРЫЙ ДАЕТ СТИПЕНДИИ ETON И YALE SCHOOL OF ART, СПОНСИРУЕТ ЛОНДОНСКИЙ ФИЛАРМОНИЧЕСКИЙ ОРКЕСТР, ПОПОЛНЯЕТ СОБРАНИЯ МУЗЕЕВ И ФИНАНСИРУЕТ БОЛЬШИЕ ВЫСТАВКИ.

Несколько лет назад я оказался в Кельне на выставке поп-арта «Ludwig Goes Pop» из коллекции Питера Людвига, немецкого шоколадного магната и одновременно историка искусств. Я в то время как раз готовил выставку Post Pop в Лондоне, и посмотреть экспонаты легендарной коллекции на близкую мне тему было очень заманчиво.

То, что я увидел, превзошло все мои ожидания. Лучшие работы классиков жанра — Роя Лихтенштейна, Энди Уорхола, Клейса Алденбурга, Джеймса Розенквиста, Роберта Раушенберга и Джаспера Джонса — заполнили все пространство большого музея и вместе производили ошеломляющее впечатление. Конечно, я знал, что Питер и его жена Ирен с середины шестидесятых годов собрали самую большую коллекцию поп-арта, но дело тут не в количестве, а в качестве. Герой моей январской колонки Джаспер Джонс вспоминал, что в его студии находилось несколько топовых работ, которые он не хотел продавать и просто называл цены в 5 раз выше, чем предлагал его дилер Кастели. Но когда тот привел в его студию Питера в 1968 году, а Джаспер привычно назвал 100 тысяч долларов за работы (при уровне цен — 15-20 тысяч), то, к изумлению художника, Людвиг согласился, не торгуясь. Кастело написал потом, что этот день изменил все дальнейшее развитие рынка поп-арта. Так же Людвиг подходил к двум другим жемчужинам своей коллекции – собранию работ Пабло Пикассо и русского авангарда начала ХХ века. Кельн оказался третьим городом мира после Парижа и Барселоны по количеству работ Пикассо в музее – более 700 произведений. Добавьте к этому 600 первоклассных работ русского авангарда, представленных первыми именами – Малевич, Гончарова, Ларионов, Родченко. Масштаб созданного Питером Людвигом собрания беспрецедентен. Еще один маленький штрих – щедрый дар в 1990-е годы Людвигом коллекции современного западного искусства Русскому музею в Санкт-Петебурге. Спустя 25 лет она так и осталась единственным значимым собранием в российских музеях, и ее можно будет увидеть с февраля в московском Мультимедиа Арт Музее у Ольги Свибловой.

F-111 (North, South, East and West), 1965, фрагмент.

Сейчас, спустя три года после той исторической выставки, музей Людвига представляет ретроспективу Immerse in the Picture Джеймса Розенквиста из «могучей кучки» американских художников поп-арта. Помимо собственного музейного собрания на ней представлены знаменитые масштабные работы художника из Помпиду, нью-йоркских МОМА и Гуггенхайма. Например, The Swimmer in the Econo-mist или, вероятно,самая знаковая F-111 — 26-метровый коллаж высотой 3 метра, состоящий из 50 холстов и алюминиевых панелей, развешенных таким образом, чтобы окружать зрителя со всех сторон. Современный истребитель-бомбардировщик ВВС США в сочетании со множеством бытовых предметов от автомобильных шин до лампочек и пакетов спагетти создает ассоциативный ряд между повседневной жизнью и продолжавшейся тогда войной во Вьетнаме. Созданную в 1965 году F-111 назвали «Герникой 60-х» (по аналогии с самой известной антивоенной картиной Пикассо). На выставке также представлены знаменитые инсталляции Horse Blinders (1968–1969) и Horizon Home Sweet Home (1970), которые художник создавал для легендарной Castelli Gallery.

Основные «художественные университеты» Розенквиста прошли на улице. Еще тинейджером он подрабатывал, расписывая рекламные щиты и эмблемы Phillips66 на бензоколонках. Как вспоминал сам художник, «нет ни одной кондитерской в Бруклине, которую я не украсил бы своим билбордом». Именно там на улице он оттачивал свое искусство, переводя позже маленькие объекты в гигантские плакатные изображения на Times Square. Техника плакатной живописи, с помощью которой Розенквист создавал свои сюрреалистические коллажи, в итоге стала его визитной карточкой. Так же как шелкография его великого современника Уорхола или точечная графика Лихтенштейна, пришедшая из комиксов.

Художник расписывал коллажи в упрощенной реалистической манере, создавая композиции из фрагментов изображений автомобилей, кинозвезд, продуктов питания и бытовой техники. При этом он никогда не стремился их объяснять. Хотите — считайте картины «критикой современного общества потребления», хотите — попыткой заглянуть в «коллективное американское сознание».

Выставка открылась всего через 8 месяцев после смерти 83-летнего художника, который сам разработал концепт ретроспективы совместно с куратором Yilmaz Dziewior, и стала последним проектом великого мастера.

«Крик», 1986

«Аспект», 1978

Художник Джеймс Розенквист в своей студии во Флориде, 1986

Игорь Цуканов

21.02.2018

Фото: архив tatler

AD

Читайте так же на tatler.ru